Русский стиль у современных российских дизайнеров

Российский дизайн в лицах – бренды и марки, предметные дизайнеры, архитектурные бюро, дизайнеры интерьеров

Содержание

Бренды и марки

THE.DOT.HOME

THE.DOT.HOME

THE.DOT.HOME – проект художницы Александры Фалиштынской, бренд дизайна и текстиля для дома с локальным производством на фабрике в Ивановской области. В сотрудничестве с ремесленниками и художниками марка выпускает коллекции ковров, мебели, аксессуаров, столового текстиля и постельного белья из натуральных материалов, преимущественно льна.

Sirinbird

Sirinbird

Sirinbird – бренд шелковых платков дизайнера Ирины Батьковой. В качестве главных вдохновителей – традиционные росписи, народные сказки и фольклорные мотивы. Марка переосмысливает и актуализирует многовековую российскую культуру, вписав ее в современную жизнь.

Pettel Design

Pettel Design

Pettel Design – бренд стильной мебели для кошек и собак. Основатель бренда, Ольга Швецова, делает такие лежанки, когтеточки и домики для домашних питомцев, которые запросто могут стать украшением интерьера.

Tomov Design

Tomov Design

Tomov Design – проект инженера и художника Евгения Томова. Мебель, аксессуары для интерьера и светильники он делает из металла и дерева. Дизайнер признается, что почти всегда работает без эскизов, воплощая идею сразу в материале. Каждая вещь – это баланс между промышленным подходом к дизайну и отношению к предметам, как к арт-объектам. Томов – член Клуба Предметных Дизайнеров.

Made in August

Made in August

Made in August – мебельный бренд Виталия Жуйкова. В 2007 году он окончил Британку, получил специальность «Предметный дизайнер» и в 2012 основал свою «дизайн-лабораторию». Дизайнер начинал с создания стульев, но сейчас делает самые разные предметы, среди них – кофейные столики в виде пня, зеркала в резных наличниках, шкафы и консоли.

Montly

Montly

Montly – проект выпускницы и преподавательницы Британки Алисы Минкиной. Все объекты Montly – столы, стулья, светильники – собраны вручную с использованием деревянного шпона, скрученного по уникальной авторской технологии. Предметы Алисы невозможно спутать ни с чем.

Wishnya

Wishnya

Уральский бренд Wishnya с 2013 года производит светильники и предметы интерьера из цветных металлов. Дизайнеры студии относятся к производству светильников как к особому искусству, и стремятся создавать не просто функциональные предметы интерьера, а самостоятельные дизайнерские объекты. Ручная сборка каждого изделия помогает студии гарантировать безукоризненное качество продукции.

52 Factory

52 Factory

52 Factory – семейный бренд дизайнеров и художников из Санкт-Петербурга Наси Коптевой и Саши Браулова. У них выходила коллекция деревянных, расписанных вручную, детских игрушек, деревянный канцелярский набор, архитектурный календарь и станция для украшений, а теперь еще и серия стеклянных архитектурных ваз. Все предметы так или иначе обращаются к русскому авангарду.

Archpole

52 Factory

Archpole – пожалуй, самый известный бренд дизайнерской мебели в России. Проект был придумал Константином Лангуевым и Анной Снежиной. Сначала они делали штучную мебель для своих архитектурных проектов, а затем запустили серийное производство. Все предметы ребята делают в собственном цеху, в Москве. Помимо развития собственного бренда был создан КПД, Клуб Промышленных Дизайнеров, в который сейчас входит около 30 брендов.

PlayPly

PlayPly

PlayPly – семейная компания-производитель детской мебели. история бренда началась с поиска стула основателями марки, дизайнером Андреем А. Анисимовым и архитектором Марией Анисимовой-Карасик, для их двухлетней дочери Марфы. не найдя нужно предмета, они решили сделать его самостоятельно. Мебель PlayPly минималистичная и функциональная, а сам бренд занимается не только созданием предметов, но и проектированием детских пространств.

Загородные дома и квартиры, созданные российскими архитекторами, дизайнерами и декораторами, — подборка лучших проектов

Мы публикуем

статьи про реализованные проекты

отечественных архитекторов, дизайнеров и декораторов каждый день. С момента запуска русской версии Houzz написано более 200 статей о российских загородных домах и квартирах (не считая походов «

в гости

» и

проектов недели

— необычных

кухонь

, гостиных, ванных комнат и детских).

Они совершенно разные по стилю, бюджету и размеру — от 20-метровых студий до целых усадеб за городом. И мы публиковали интерьеры не только из Москвы и Санкт-Петербурга: в Самаре и Новосибирске, Тюмени и Калиниграде, Сочи и Перми работают настоящие профессионалы, чьим присутствием в нашем архитектурном сообществе можно гордиться. Посмотрим, какие материалы оказались самыми читаемыми в этом году.

1. Самый популярный проект — лидер по числу просмотров

Чаще всего интерес читателей вызывают небольшие по площади квартиры, в которых живет большинство россиян. Поэтому приятным сюрпризом для нас стало лидерство бескомпромиссного современного дома, построенного в коттеджном поселке «Агаларов Эстейт».

Место: Подмосковье

Размер:

Дом 900 кв. м., участок — 30 соток

Кто здесь живет:

Владелец торговой сети вместе с семьей

Авторы проекта:

Здание виллы — aрхитекторы «Агаларов Эстейт»; планировка и интерьеры — архитекторы Алексей Николашин, Екатерина Емельянова,

бюро SL Project
История:

Эта современная вилла, вдохновленная работами архитектора Хоакина Торреса, — исключение из правил коттеджного поселка «Агаларов Эстейт»: все остальные постройки здесь — типовые и в классическом стиле

Фото: Иванов Илья

Подмосковный коттеджный поселок «Агаларов Эстейт» сильно отличается от традиционной загородной застройки. Резиденции, расположенные здесь, находятся вдалеке друг от друга, но едины по стилистике фасадов и отделки — все они выполнены в неоклассическом ключе. Для заказчика и

бюро SL Project

сделали исключение: эта

современная вилла

выделяется на фоне всех остальных домов — и в то же время гармонично вписывается в ландшафт.

Заказчик хорошо представлял, каким должен стать его собственный семейный дом. И эти идеи отлично вписывались в эстетику самого бюро: чистые формы, обилие света, воздушность и лаконичность. Хозяин и архитекторы сошлись на том, что в планировке и оформлении интерьеров не нужно лишнего украшательства: функцию декора выполняют сами линии, преломления света, фактуры и виды.

ПОДРОБНЕЕ О ПРОЕКТЕ С ФОТО…Houzz тур: Современная вилла в диалоге с подмосковной природой

2. Самая практичная статья — лидер по количеству закладок

Скромная по размерам квартира вызвала интерес у многих: на 23 квадратных метрах с крошечной кухней удалось создать современный и функциональный интерьер. Итог — идеи из этого проекта сохранили в Альбомы идей 760 раз и добавили в 180 закладок.

Трехметровая кухня, ни одной ровной стены, чудовищный ремонт тридцатилетней давности — казалось бы, из такой квартиры проще убежать, чем превратить ее в светлый и уютный дом. Однако дизайнер Владислава Гравчикова не только создала здесь весенний девичий интерьер с ярко-желтыми акцентами, но и разместила на компактной площади все, что нужно молодой путешественнице, когда она возвращается домой.

Место: Москва, район метро «Речной вокзал»Размер: 23 кв.мКто здесь живет: Молодая девушка — любительница путешествийИстория: Дом, в котором расположена квартира, построили в 1972 году, и до ремонта квартира находилась в состоянии, не слишком пригодном для жизниАвтор проекта: Владислава Гравчикова, DesatoriФото: Сергей Гравчиков

Работа потребовала капитального ремонта: трехметровую кухню объединили с гостиной, а все остальные стены снесли и выстроили заново почти в тех же границах — это оказалось проще, чем выравнивать поверхности. Чтобы сэкономить место, системы хранения вынесли ближе к прихожей, а обеденный уголок обустроили прямо на подоконнике.

ПОДРОБНЕЕ О ПРОЕКТЕ С ФОТО…Houzz тур: Солнце круглый год на 23-х метрах московской квартиры-студии

3. Самый обсуждаемый проект — лидер по количеству комментариев
На сегодняшний день свое мнение об этой кухне в Перми наши пользователи высказали в 45 комментариях. В

ладельцы квартиры сначала хотели придумать все сами, но запутались в многообразии идей и решили обратиться за помощью к профессионалам.

«К нам они пришли с огромным количеством вырезок и идей, которые не могли упорядочить. Основная проблема была с кухней. После того, как мы сделали проект кухни, ребята смогли под него придумать всю остальную квартиру», — вспоминает Вероника Лебедева, один из авторов проекта. Для молодой семьи продумали традиционное пространство кухни-столовой с бирюзовыми панелями на стенах.

Место: ПермьРазмер: Площадь помещения 10 кв.м, высота потолка 2,7 мКто здесь живет: Молодая семейная пара

Автор проекта: Вероника Лебедева и Елена Денисюк, Laboratory 22

Дизайнеры

решили вообще отказаться от активных и агрессивных тонов. «Мы любим сложные оттенки, которые в зависимости от освещения меняют настроение. В этом проекте остановились на теплом серо-голубом цвете», — поделилась Вероника Лебедева. Стену над рабочей поверхностью выложили белой плиткой, напоминающей по форме кирпич, а зону столовой отделали вагонкой

:

«Это очень простой, но такой эффектный после покраски материал. Появился ритм, а сложный цвет объединил пространство».

ПОДРОБНЕЕ О ПРОЕКТЕ С ФОТО…Проект недели: Маленькая кухня для творческих хозяев

4. Самая популярная квартира — победитель по числу лайков в Facebook

Если у нас полюбят какой-то стиль, то это надолго. Несколько лет назад большинству нравился так называемый прованс, потом шебби шик, затем

стилистика лофтов

. И приятно, что в этот раз лидером стала квартира, где элементы лофта задействованы действительно мастерски, — 2400 лайков.

Место: ЖК «Николаевский дом», Москва

Год:

2015

Размер:

36 кв.м

Кто здесь живет:

Молодой бизнесмен, который любит путешествия и спорт

Автор проекта:

Архитектор

Елена Королева
Фото:

Кирилл Королев

Когда Александр купил этот мини-лофт, здесь не было ничего: пустое пространство с красивым эркером. И сразу захотелось оставить его таким же свободным и открытым, не разграничивая никакими перегородками, — отделить только санузел. Даже большую и красивую ванну сначала хотели поставить внутри общего пространства студии.

Впрочем, на такую крайность так и не решились, зато у дизайнера Елены Королевой родилась не менее оригинальная идея: сделать объем санузла наполовину застекленным. Во-первых, стекло не загромождает пространство и небольшой лофт не кажется из-за него тесным и «нарезанным» на небольшие сегменты. Во-вторых, это решение позволяет лежать в ванной, любуясь на вид из окна, что так же экзотично по московским меркам, как и жить в лофте. Ну и в-третьих, санузел огражден с помощью электрохромного стекла. Одним нажатием кнопки на пульте оно из прозрачного становится матовым — и наоборот.

ПОДРОБНЕЕ О ПРОЕКТЕ С ФОТО…Houzz тур: Лофт в Москве с неожиданной стеклянной стеной

5. Выбор редакции: Самая впечатляющая имитация лофта

Потрясающее в этом, на первый взгляд, старинном, полном легенд и следов драматичного индустриального прошлого лофте тот факт, что на самом деле это новое здание, то есть не лофт. Квартира с интерьером в стиле лофт расположена на верхнем этаже современного бизнес-центра в районе Путевого дворца в Москве. И совсем недавно на ее месте было большое и пустое пространство, совершенно новое и лишенное какой бы то ни было истории.Место: Москва, верхний этаж современного БЦ

Размер

: 130 кв.м, высота потолков 4,2 м


Кто здесь живет

: Поклонник музыки, разносторонний, остроумный человек

Автор проекта

: Архитектор

Лев Луговской

; художники — студия Григория Протасова

Фото

: Леонид Черноус

«По затее хозяина помещения все должно было подчиняться идее холостяцкого угла, переживающего вместе с хозяином кризис среднего возраста», — вспоминает Лев.

Интерьер действительно вышел брутальным, полным старых фактур, ржавых механизмов и удивительных деталей: «Фактуры были воссозданы настолько натурально, что гости, оказавшись здесь, неизменно задавали мне один и тот же вопрос: «А что же вы не стали выравнивать стены? А ржавчину и старую краску на стене так и оставите?» И это было главным доказательством того, что декоративная составляющая получилась у нас совершенно убедительно».

ПОДРОБНЕЕ О ПРОЕКТЕ С ФОТО…Houzz тур: Рояль, камин и боксерская груша в московском лофте

6. Выбор редакции: Удачный микс традиционного дома и современного интерьера

При проектировании бревенчатого дома часто выбирают простое решение — построить русскую избу с очевидной и однозначной стилистикой. Уйти от темы избы можно по-разному — например, придумать интерьер с нордическим и брутальным характером. Но Елена Щербакова выбрала другие, не менее выразительные средства. В этом проекте слияние разных стилей и традиций прошло на одном дыхании: дом признается в любви к природе разными способами. Внутри он наполнен удивительными современными вещами и натуральными материалами.

Место: Подмосковье

Размер

: 140 кв.м

Кто здесь живет

: Бизнесмен с женой и маленьким сыном

Автор проекта:

Архитектор

Елена Щербакова

, компания «Скама-М»

Фото

: Надежда Серебрякова

На закономерный вопрос, как и чем наполнить интерьер, находящийся в окружении бревен, дизайнер ответила так: «Я старалась сделать акцент на красоте натуральных материалов и уникальности отдельно взятых предметов, объединить их в гармоничную композицию. Каждая вещь в интерьере заслуживает внимания».

Получился прямо-таки интернациональный природный микс, объединивший материалы, в которых природа живет вне времени и пространства. Наши бревна приняли под свое покровительство камень и дерево редких пород из Бразилии, Индии, Индонезии, Таиланда, Новой Зеландии и Тайваня.

ПОДРОБНЕЕ О ПРОЕКТЕ С ФОТО…Houzz тур: Подмосковный дом, влюбленный в Природу

7. Выбор редакции: Экспрессивная работа с цветом

По отношению к темным краскам до сих пор многие испытывают недоверие. Все-таки скупой на солнце климат дает о себе знать. Но в этой квартире и владелица, и архитектор сошлись во мнениях и создали интерьеры, полные темных цветов и дизайнерских объектов.

«Я не большая поклонница симметричных композиций из диванов и ваз, поэтому всецело приветствовала желание владелицы избежать подобного, смешать цвета и формы, добавить декадентской чувственности, не впадая при этом в крайности, — рассказывает Мария Каткова. — Выбор был определен личностью заказчицы, склонной к художественному выражению и стремящейся покинуть пределы стандартных условий».

Место:

Центр Москвы

Размер:

170 кв.м, высота потолков 3,2 м

Кто здесь живет:

Экс-балерина и преподаватель

Автор проекта:

Дизайнер

Мария Каткова
Фотограф:

Алексей Константинов

Темный цвет стен выбрали для собранности и концептуального единства пространства, разбитого несущими колоннами, балками и излишне щедрым наполнением потолка встроенными светильниками, решетками кондиционеров, датчиками и прочими не самыми изящными техническими элементами.

«Вопреки распространенному мнению, что темный цвет визуально уменьшает пространство, темно-серые стены в гостиной, фиолетовые в спальне и черные в санузле придали интерьеру новое измерение, сделали его глубже. Выбирая цвет стен и потолка, пола и мебели я использую разнообразные исследования в области оптики», — делится Мария.При выборе материалов заказчик и дизайнер мгновенно сошлись во мнении, что это должны быть интересные европейские производители, а не общеизвестные и легко узнаваемые предметы. Исключение сделали для стульев Kartell удобных и не съедающих пространство за счет своей прозрачности.
ПОДРОБНЕЕ О ПРОЕКТЕ С ФОТО…

Houzz тур: Интерьерный экспрессионизм в московской квартире

8. Выбор редакции: Самая эффектная переделка типовой квартиры

Этот проект развеивает миф, что создать впечатляющий интерьер можно лишь в больших по площади квартирах или домах. Усилиями Аллы Шумейко в квартире в центре Москвы проявилась страсть хозяина к путешествиям, легко и непринужденно соединившая китайские сундуки и восточные икаты, винтажные дизайнерские объекты и живопись.

Место: Центр Москвы

Размер

: Бывшая трехкомнатная квартира 56 кв.м

Кто здесь живет

: Молодой человек

Автор проекта

:

Алла Шумейко
Интересные факты:

Квартиру делали без предварительных эскизов и утверждений

Главная задача, которую пришлось решать дизайнеру, состояла в том, чтобы преобразовать безликое пространство советской трехкомнатной квартиры с низкими потолками. Высоту потолков «наращивали» цветом. «Сначала зашел разговор о темном, практически черном варианте, — вспоминает дизайнер. — Потом — о сложных оттенках серого».

Помимо цветного потолка увеличить высоту комнаты помогают вертикальные акценты в интерьере: высокое изголовье, оформленное икатом в необычной для этих восточных тканей холодной гамме, а также вазы на прикроватных тумбочках.

Застекленный балкон с неприглядным видом за окном превратили в подобие висячих садов. «Такое оформление продиктовано слишком близким расположением соседнего дома. Высокие кусты или цветы в горшках загородили бы свет. Идея повесить растения решила проблему — теперь словно сидишь перед окном в сад. Хозяин очень любит это место в доме и постоянно меняет там мебель — то ставит стол, то кресло».

ПОДРОБНЕЕ О ПРОЕКТЕ С ФОТО…Houzz тур: Квартира-шкатулка с садом, икатом и дизайнерскими объектами

9. Выбор редакции: Вид из окна

Увидев дом, расположенный на берегу горного ручья, мы, как и автор его интерьеров, были поражены красотой местного ландшафта.

Архитектор

Юрий Зубенко сразу предложил заказчикам «впустить» природу в интерьер. Первым и самым главным решением была перестройка фасада, которая превратила стены в панорамные окна и раскрыла вид на лес и ручей. Сплошное остекление позволяет любоваться пейзажем, а потолочные окна наполняют интерьер светом.

«Шерстяной ковролин напоминает по тактильным ощущениям газон за окном, панели буазери повторяют ритм посаженных вдоль участка кедров, каминный портал в гостиной сложен из диких валунов с берега ручья, складки плотных гардин похожи на волны и пороги горной реки», — рассказывает автор проекта. Место: Сочи, Красная Поляна

Размер

: 209 кв.м

Кто здесь живет

: Семья из нескольких человек

Авторы проекта

: Юрий Зубенко и Ольга Щербакова,

Студия Юрия Зубенко

«Мы создавали своего рода дзен-интерьер, в котором заказчики могли бы отрешиться от суеты и сумасшедшего ритма городской жизни. И стремились. чтобы дом был живым, где человеку по-настоящему легко и свободно, как и наедине с самой природой», — делятся авторы проекта.

ПОДРОБНЕЕ О ПРОЕКТЕ С ФОТО…Houzz тур: Единство с природой в доме у горного ручья на Красной ПолянеВАША ОЧЕРЕДЬ…Какие из опубликованных российских проектов вам особенно запомнились? Расскажите о своем выборе в разделе комментариев!

традиции могут быть модными

В Индии легко встретить женщину в сари, но вряд ли вы когда-нибудь видели в центре Москвы мужчину в косоворотке или девушку в кокошнике. “Национальный костюм в повседневной жизни будет выглядеть скорее экстравагантно, нежели модно, — признает Наталья Логинова, руководитель Центра моды и дизайна D3 (Всероссийский музей декоративно-прикладного и народного искусства). — Но обращение к традициям — один из трендов в современном дизайне”. 

На подиумы и в жизнь возвращается русский стиль. Но, как ни странно, мало кто может объяснить, что это такое. “Хохлома? Матрешки? И да и нет, — считает Логинова. — Владимир Познер как-то сказал, что русский стиль — это прежде всего дерзость. И я с этим согласна. Наши дизайнеры — дерзкие. И в последние годы в России их появляется все больше, хотя мода — не самый простой способ заработать”.

Мы рассказываем о трех российских модных брендах. У кого-то из наших героев уже есть шоурум в центре Москвы. Кто-то пока продает вещи лишь через интернет. Но все они творят по-русски. Дерзко.

Дизайн и инвестиции

Виталий Ставицкий, президент Союза Дизайнеров России, в спиче о перспективах развития креативной экономики и дизайна России рассказал про Value design index.

Инсайт: компании, которые инвестируют в дизайн, развиваются на 211% эффективнее, нежели компании, которые этого не делают.

«Дизайн — фактор, который может значительно увеличить прибыль страны. Поэтому важно инвестировать в него, быть внимательным к отечественным специалистам и помогать им развиваться.

Героев российского дизайна достаточно много: например, компания Outlaw Moscow, которые сделали коллаборацию с Puma. Коллекция Jahnkoy х Puma тоже была очень быстро раскуплена не только в России, но и за рубежом. Подобные примеры мы можем найти и в дизайне мебели (российские кухни Lolo), в автоиндустрии (Fiat 500, авторства Инны Кондаковой). Получается, сегодня российские дизайнеры — во многом мировые трендсеттеры, которые определяют направление развития индустрий, среды обитания и технологий».

russian_design_kod-_4_.jpg

Во Всероссийском музее декоративного искусства последнюю неделю работает выставка «Придумано и сделано в России», представляющая современный отечественный дизайн

03.02.2021

Это итоговая выставка конкурса, который Центр моды и дизайна (входящий в состав Всероссийского музея декоративного искусства) проводит раз в два года. Первый состоялся в 2018-м, второй пришелся на карантинный 2020-й. Вопреки обстоятельствам, он собрал рекордные 1122 заявки из 90 городов, в шорт-лист вошло 135 работ, из которых сформировали выставку. Победителей определило международное жюри, объединившее в том числе хранителя фонда дизайна, архитектуры и цифровых технологий Музея Виктории и Альберта Кристофера Тернера, куратора и хранителя Рейксмузеума Сюзанну ван Лёвен, директора Музея дизайна Vitra Матео Криса, руководителя бюро Speech Сергея Чобана и других.

Выставка показывает, как окреп отечественный дизайн. В нашей стране практически нет промышленного дизайна, так как сама промышленность находится не в лучшем состоянии. В то же время мировой предметный дизайн дрейфует в сторону искусства — ценятся сделанные вручную, единичные или выпущенные ограниченным тиражом мебель, фарфор, стекло, осветительные приборы. На этом поле, где главное — свежая дизайнерская идея, а не количество произведенных вещей, русские мастера все более конкурентны. Мы выбрали на выставке пять оригинальных предметов.

Диван «Солера»
Автор: Олег Ковалев (Москва)

Олег Ковалев. Диван «Солера». Фото: Всероссийский музей декоративного искусства

Олег Ковалев. Диван «Солера».

Фото: Всероссийский музей декоративного искусства

Продукция студии Smart Balls, которая уже десять лет работает на ниве производства бескаркасной мебели. За это время их мебель приобрела если не каркас, то жесткую структуру и пластическую четкость. Ну а поп-артистской яркостью эти объекты обладали всегда. «„Три валика, сшитые вместе. Нет ничего проще!“ — скажет зритель. И мы воспримем это как похвалу, — комментируют дизайнеры. — Задача была именно такая, пифагорейская — сделать максимально простой и четкий, очищенный от всего лишнего контур сиденья, сведенный до первичных форм. Чистая идея, но на ней еще и очень удобно сидеть».

Вазы «Из земли»
Автор: Марина Акилова (Нижний Новгород)

Марина Акилова. Вазы «Из земли». Фото: Всероссийский музей декоративного искусства

Марина Акилова. Вазы «Из земли».

Фото: Всероссийский музей декоративного искусства

Марина Акилова — дочь художников, преподаватель, а еще активный блогер, ее работы легко найти в социальных сетях. В том числе и поэтому дизайнер стала победительницей народного голосования на сайте конкурса. На выставку отобрали самые зрелые и лаконичные ее вещи, без фольклорных излишеств. Они легко впишутся в минималистичный современный интерьер. «Глина была выкопана во псковских полях, и мне очень хотелось передать в этом проекте простую красоту древней псковской архитектуры, — поясняет художник, — всю эту настоящую русскую самобытную мощь. И при этом показать актуальность ручной керамики».

Настольная лампа Luchina
Автор: Кирилл Кошурников (Киров)

Кирилл Кошурников. Настольная лампа Luchina. Фото: Всероссийский музей декоративного искусства

Кирилл Кошурников. Настольная лампа Luchina.

Фото: Всероссийский музей декоративного искусства

Десять лет назад дизайнер посылал свои эскизы на конкурс символа сочинской Олимпиады. Судя по всему, в родном Кирове Кирилл Кошурников будоражит ситуацию с дизайном, и его усилия хочется поддержать. Лампа Luchina, как он сам объясняет, это переосмысление древнерусских традиций на языке современного дизайна. Она стилизована под старинный крестьянский светильник — лучину, выполнена, как и ее древний прообраз, из дерева и металла, источником света в ней служат светодиоды, работающие от слаботочной сети. В деревянное основание лампы, помимо сенсорного выключателя, вмонтировано устройство для беспроводной зарядки смартфона.

Буфет «Модернист»
Автор: Егор Бондаренко (Москва)

Егор Бондаренко. Буфет «Модернист». Фото: Всероссийский музей декоративного искусства

Егор Бондаренко. Буфет «Модернист».

Фото: Всероссийский музей декоративного искусства

Фронтмен компании Polli Products Егор Бондаренко за один год стал лауреатом двух конкурсов, в том числе «АрхиWood», который тоже награждает за предметный дизайн, правда выполненный исключительно в дереве. Что касается вдохновленного архитектурой модернизма буфета, то он полностью рукодельный: сделан из дубовых реек сечением 20х20 мм и ламелей толщиной 5 мм, состоит из более 2 тыс. деталей. Все части соединены методом «вполдерева», то есть внахлест, а всего в буфете таких соединений 10 тыс.! Автор говорит, что ценит свободу. Может, поэтому его вещи так метафорически свободны, проницаемы для воздуха и света.

Светильники «Переплетение каменных нитей»
Авторы: Данил Карамушкин и Анна Иванова (Санкт-Петербург)

Данил Карамушкин, Анна Иванова. Светильники «Переплетение каменных нитей». Фото: Всероссийский музей декоративного искусства

Данил Карамушкин, Анна Иванова. Светильники «Переплетение каменных нитей».

Фото: Всероссийский музей декоративного искусства

Проект получил Гран-при. Керамические плафоны созданы по авторским моделям и напечатаны на 3D-принтере. Несмотря на как бы рукотворную неправильность и уникальность, они легко воспроизводимы в массовых масштабах. «Керамический плафон — новый вид продукта, — поясняют Данил Карамушкин и Анна Иванова, — симбиоз художественного замысла и технологичного воплощения. Для нас это не разовый творческий опыт. Мы готовы производить такие объекты в больших объемах, для покупателей разного достатка».

Всероссийский музей декоративного искусства

Придумано и сделано в РоссииДо 10 февраля

Светлана Левадная, бренд Levadnaja Details

“Одна женщина увидела на выставке наш фартук и сразу его купила. Я ее отговаривала, — рассказывает Светлана Левадная. — Потому что это не самая дешевая вещь, да и не самая необходимая в XXI веке. Волновалась, что мужу не понравится такая дорогая покупка… А он увидел фартук и говорит: “Наконец-то ты купила себе что-то нормальное!”

tass.ru

“Русское — это не желто-красное!” — говорит Светлана. Она уверена, что большинству наших женщин идут приглушенные цвета

Вещи от Levadnaja Details действительно стоят недешево: их делают только из натуральных тканей (в основном из шелка, кашемира и итальянского льна) и на каждой есть вышивка бисером и полудрагоценными камнями, на которую уходит не меньше месяца ручной работы. И носить такую одежду сможет не любая девушка: попробуйте предложить кому-нибудь повязать фартук поверх джинсов или надеть кокошник с вечерним платьем. “Мои клиентки — очень сильные и уверенные женщины, — говорит Светлана. — Потерявшиеся, запутавшиеся к нам не приходят”.

Сегодня отсылки к русским народным костюмам уже можно увидеть и на подиуме, и на светских раутах. Светлана начинала свое дело в 2006 году и говорит, что тогда на нее “смотрели как на сумасшедшую”. 

Дизайнер Светлана Левадная никогда не была “модницей”. А вот все русское любила с детства. “Когда мне было лет девять, мама заказала для меня блузу, — вспоминает она. — В очень русском стиле, с вышивкой, из простой ткани. Помню, что люди на улице спрашивали: “Где вы такое взяли?”

tass.ru

Вышивка — визитная карточка бренда. На одну вещь уходит не меньше месяца ручной работы

Светлана родилась и выросла в Крыму, училась в Германии, а в 2004 году переехала в Москву. Она лингвист, переводчик, и за собственный бренд взялась по-научному: изучала музейные экспонаты и собрала целую библиотеку о вышивке и народных костюмах. Светлана хотела делать моду по-русски. И прототип ее моделей — это не павловопосадские платки, которые были созданы только в конце XVIII века. Это — вещи древние, еще дохристианские (слово “языческие” Светлана не любит). С вышивкой, оплечьями (это что-то вроде широких воротников) и символами-оберегами. 

Исконно русский костюм сейчас принято называть крестьянским. Потому что со времен Петра I его могли носить только простые люди. Прорубая окно в Европу, царь запретил носить при дворе русскую одежду. Можно долго спорить, было ли это решение правильным — мы никогда не узнаем, какой была бы наша жизнь без той “европеизации”. Светлана называет тот указ “стрелой в самое сердце”. “Русский костюм никогда не был просто одеждой, — объясняет она. — Это была сага, написанная в узорах. Она рассказывала о роде человека, о его желаниях… По сравнению с тем, что было, мы — как слабый росток рядом с мощным деревом. Но я могу сделать хотя бы это”.

tass.ru

Оплечья — что-то вроде воротников — можно носить и с платьями, и с простыми футболками

Основать свой бренд непросто. Еще сложнее начать продавать вещи, которые даже близко не похожи на масс-маркет — ни по универсальности, ни по цене. Деньги Светлана собирала по крупицам. А продав первое платье (тогда, 12 лет назад, оно стоило 3–4 тысячи евро), всю сумму вложила в коробки: “Достойная упаковка — это первое, что нужно сделать. Она показывает, что дизайнер уважает свой труд”. Потом был первый маленький шоурум. Левадная старалась расширяться и переезжать каждый год. Сегодня у нее большой шоурум в центре Москвы.

Светлана сама не шьет. Зато с пяти лет занимается живописью. Для своего бренда она создала особую вышивку. 

В команде Levadnaja Details 20 вышивальщиц и четыре швеи. В шоуруме представлены образцы, сшитые для моделей. Но понравившиеся вещи отшиваются под каждую конкретную заказчицу. “Вы просто крошечная, поэтому вам все крупновато, — говорит мне Светлана, пока я примеряю платье из бледно-голубого льна. — Но оно должно сидеть свободно, у нас почти нет облегающей одежды. Это повседневная вещь — сюда подойдет большая сумка и удобная обувь. Мне на каблуки нервов не хватает”. Еще одно платье — пыльно-розовое, в пол, из плотного шелка — больше похоже на вечернее. У всех моделей очень простые фасоны: иначе вышивка и орнамент будут выглядеть чересчур броско. А цвета — в основном приглушенные, хотя несколько ярких моделей тоже есть. “Славянским женщинам не идет буйство красок, — объясняет Светлана. — Но клиентки с Кавказа у нас тоже что-то для себя находят, просто подбирать надо тщательнее”.

tass.ru

В этой одежде легко почувствовать себя русской красавицей — вне зависимости от национальности

Светлана признает: ее бренд больше тяготеет к искусству, чем к коммерции. Некоторые ее клиентки говорят, что хотели бы передать эти вещи по наследству. “У нас есть две категории покупателей. Одна — это женщины очень обеспеченные, очень самостоятельные. А вторая — женщины со средним достатком, которые копят несколько месяцев, а потом заказывают, — рассказывает она. — Нам пишут из разных городов России, особенно часто из Сибири. Даже если не покупают, говорят: “Спасибо, что вы есть, мы думали, этим никто уже не занимается”.

Светлана уверена, что у большинства людей искаженное представление о русском стиле. И для нее важно показывать людям: русская одежда — это красиво. “Я всегда говорю: русская культура — это пять звезд. И русская мода — это высокая мода, — говорит она. — Создавая вещь, я всегда думаю: а это достойно того, чтобы считаться продолжением тех традиций? Как будто каждый раз сдаю экзамен”.

Контекст и язык в дизайне

Дмитрий Родионов, креативный директор Bang Bang Education, размышлял о том, как на дизайнеров влияют культурный контекст и насмотренность.

В истории, по его словам, русский код найти довольно сложно. Он настолько слился с мировой культурой, что даже не получил яркого графического проявления. Определить «наш» дизайн через инструменты создания работ тоже не удаётся, так как у всех дизайнеров инструменты примерно одни и те же. Глобализация настолько сильна, что сопротивляться этому достаточно сложно.

Где же тогда искать графический национальный дизайн?

Во-первых, важной и интересной подоплёкой для его поиска может стать окружающая среда — физический мир, в котором мы с вами существуем.

Это фотография Дмитрия Маркова. На первый взгляд, наследие, не представляющее культурной ценности. Однако фотография содержит знакомые детали, которые быстро считываются многими жителями СНГ: промышленная застройка, церкви, маленький городок, в котором все друг друга знают. То ли шарм детства, то ли печаль из-за постепенного обветшания.

Где же тогда искать графический национальный дизайн?

На примере этой фотографии Дмитрий Родионов объясняет, что под словами «окружающий мир как среда для вдохновения» имеются в виду социальный контекст, архитектура, природа, люди.

Среда — это и есть возможность для вдохновения на уровне поиска смыслов. Для нас эта фотография ценна именно потому, что мы вкладываем в неё наши воспоминания, переживания, мысли, наблюдения о стране.

Второй возможный вариант — язык. Язык — основа нашей культурной идентичности. Благодаря тому, что мы говорим по-русски, мы формируем смыслы на особом уровне, мы думаем об объектах особым способом.

Пример подобной работы — проект-исследование Bang Bang Education «Лепота». Фильм, посвящённый русской визуальной культуре. Его премьера состоялась в рамках Beat Film Festival в июне 2021 года.

russian_design_kod-_6_.jpg

Идея России глазами британца

Стив Маттин, главный дизайнер АвтоВАЗ — британец, который проектировал самые известные немецкие, шведские и русские машины. Такой бэкграунд сформировал понимание, что дизайн не имеет национальности. Самое главное — понять стратегию и философию страны, для которой создаётся продукт. Стив пришёл к тому, что всё вытекает из идеи.

Так в чём же идея России?

В российской действительности Стив увидел идею контраста: в природе Востока и Запада, в погоде, богатстве и бедности, разных культурных особенностях. Главной дилеммой в работе на российском рынке для него стала передача этих противоречий в дизайне продукта.

russian_design_kod-_1_.jpg

Архитектурные бюро

FAS(t)

FAS(t)

FAS(t) – архитектурная студия, основанная в 2011 году в Москве Александром Рябским и Ксенией Харитоновой. Архитекторы проектируют частные и многоквартирные дома и общественные пространства, строили павильон на «Архстоянии» и летний павильон для «Нескучного сада».

IND Architects

IND Architects

Бюро IND Architects было основано в 2008 году в Москве и занимается проектированием жилых и общественных зданий и интерьеров, работает в консорциумах с ведущими международными архитектурными бюро. В портфолио студии свыше 80 проектов жилых и коммерческих зданий и интерьеров, в том числе офисных пространств ведущих компаний: Сибур, O1 Properties, Сбербанк России, Альфа-Банк, ВТБ-24, RD Group, Энергопром.

VOX ARCHITECTS

VOX ARCHITECTS

VOX ARCHITECTS проектирует современные интерьеры и архитектуру, основной вид деятельности – дизайн общественных и жилых пространств, проектирование транспортных узлов, офисных пространств, люксовых отелей и аэропортов. Руководитель и главный архитектор студии – Борис Воскобойников. Студия – участник международных премий и обладатель множества наград, в этом году они стали лауреатами премии RED DOT Award 2018, за проект бассейн World Class Олимпийский.

Студия М17

Студия М17

Студия M17 – проект архитектора Ильяса Халитова. Студия работает уже 15 лет и специализируется преимущественно на создании жилых пространств: квартир и домов в Москве и Подмосковье.

ai-architects

ai-architects

ai-architects возглавляют архитекторы Иван Колманок и Александр Томашенко. Большая часть их портфолио – это проекты реновации городских общественных пространств: реконструкция Даниловского рынка в Москве, реновация завода «Кристалл», благоустройство Парка Победы и оформление Боровицкой площади, где был установлен спорный памятник князю Владимиру.

SPEECH

SPEECH

SPEECH – одна из крупнейших и наиболее успешных проектных организаций в России, которая возникла в 2006 году при объединении архитектурного бюро Сергея Чобана и архитектурной мастерской Сергея Кузнецова. Сейчас в портфолио SPEECH – множество проектов в России и за рубежом, в том числе самое высокое здание в Европе – комплекс «Башня Федерация» в «Москва-Сити» и участие в строительстве стадиона «Краснодар».

V12 Architects

V12 Architects

V12 Architects – архитектурное бюро Елизаветы Семеновой и Евгения Щетинкина. Оба до этого успели поработать в Америке: Лиза три года занималась общественными интерьерами в нью-йоркской интерьерной студии, а Женя – в Лос-Анджелесе. Сейчас ребята проектирую общественные пространства в Москве. Один из последних проектов – винный бар Wine Happens на Садово-Кудринской улице.

KOSMOS Architects

KOSMOS Architects

KOSMOS Architects – архитектурное бюро, которое разрабатывает проекты и среды всех типов и масштабов: от дверной ручки до города; от хардкорной архитектуры до всплывающих художественных инсталляций. Один из последних проектов бюро – Nike BOX в парке Горького в Москве. Временное пространство открылось относительно недавно, но уже успело засветиться на страницах ведущих профессиональных медиа.

Blank Architects

Blank Architects

Blank Architects хоть и базируется в Москве, было основано иностранными архитекторами. Во главе стоят Лукаш Качмарчик, Магда Кмита и Магда Чихонь – все они учились архитектуре в разных странах Европы. В прошлом году бюро стало лауреатом конкурса на лучший проект станции метро «Ржевская».

Form Bureau

Form Bureau

Form Bureau – архитектурное бюро, основанное в 2011 году архитекторами Ольгой Трейвас и Верой Одынь. Главное направление работы – выставочная архитектура, а один из самых интересных проектов – здание Музея современного искусства Гараж, спроектированное совместно с голландским бюро ОМА. Кроме того, Form Bureau занимается созданием различных общественных пространств, от ресторанов до выставочных павильонов.

Wowhaus

Wowhaus

Wowhaus основано в 2007 году архитекторами Дмитрием Ликиным и Олегом Шапиро. Попробовав свои силы в различных архитектурных жанрах, в последние годы бюро специализируется на архитектуре общественных пространств – от благоустройства городских парков до разработки градостроительных концепций.

RHIZOME group

RHIZOME group

RHIZOME group – петербургское архитектурное бюро, основанное группой молодых архитекторов, получивших образование и опыт работы в России и в Европе. В сфере деятельности – проектирование объектов различного масштаба, дизайн выставок и постоянных экспозиций, исследования и предпроектный анализ, составление технических заданий, дизайн малых архитектурных форм. Последний реализованный проект – санкт-петербургский гастробар «О».

Нина Самохина, бренд Secret Garden 

“В детстве я почему-то стеснялась сказать маме, что хочу шить. Как-то купила подкладочную ткань, зеленую, с блеском — мне казалось, ткань очень красивая, типа шелка, — рассказывает Нина Самохина. — Сшила себе втихаря юбку к Новому году. Получилась полная лажа, я ее так и не носила. Мама говорит: “Это же подкладка, из такого не шьют, почему ты меня не спросила?” А я говорю: “Не знаю, мне казалось, это красиво, а ты бы не разрешила мне ее купить…”

tass.ru

Нина еще только начинает работать над своим брендом: пока у нее была лишь одна большая коллекция

Сейчас мама Нины помогает дочке отшивать коллекции. А когда-то сама шила и вязала одежду для дочерей. Однажды переделала отданную кем-то неудачную куртку: “Там цвет был не очень и кокетка большая. А мама кокетку срезала, связала новую, пришила, подкладку сделала из кролика… В ней сестра потом ходила. Куртка стала суперхитом, я ее до сих пор помню”. Тогда, в советские годы и в начале 90-х, все что-то перешивали, а бабушка Нины даже делала дома цветы из шелка — носили их как броши. “Похоже на Гуччи”, — смеется Нина.

Та неудачная юбка Нину не остановила — она шила все детство. Но учиться пошла на архитектора, и там было не до моделей. В 2014 году переехала из Минска в Москву, собиралась поступать в Британскую высшую школу дизайна на иллюстрацию. А параллельно готовилась к свадьбе и решила сшить себе платье сама. Потом даже хотела открыть свадебное агентство, но вместо этого основала бренд Secret Garden.

Пока у Нины была только одна большая коллекция — дипломная. “Я хотела полностью сделать ее из верхней одежды, но куратор сказал, что лучше, чтобы она была разнообразнее, — рассказывает Нина. — Верхней одеждой я решила заниматься, потому что ее мало. Наши масс-маркеты в основном испанские, они не совсем понимают, что такое минус 20–25 градусов”. Поэтому в коллекции Нины есть бархатный бомбер (он на утеплителе и рассчитан на мороз до 22 градусов), шапка-шарф (“я его называю “перелина”), бежевый плащ (“Дана Скалли в “Секретных материалах” все время гоняла в плаще — мне казалось, она такая красивая!”) и теплые пальто. Одно из них сшито из мохеровых советских шарфов: “Я их искала по всей Москве, а потом подбирала по цвету. У мохера ворс длинный, когда стачиваешь, надо потом пройти иголочкой и вытащить его из швов — тогда швы будут не заметны”.

Нина говорит, что в ее моделях есть мотивы советского прошлого, хотя этого прошлого она толком не застала — ей всего 28. Но в ее детстве были бабушкины сундуки, советские выкройки и старые альбомы. “С бабушкой в картишки резались — она что-то рассказывала… Так что для меня это знакомое и родное, хотя я и сама это не переживала”. А еще у нее в голове “замес” из фильма “Амели” и мультика “Простоквашино”. “Там палитра очень моя. Все цвета — глубокий зеленый, например — прямо такие, как надо. А мама там очень французская — эти шарфики, карешечка… Но в то же время интерьеры, стены — все нарисовано, как было у нас. Вся атмосфера — родная советская, а мама — такая фифочка”.

Весь этот “советский флер” Нина отражает в одежде. Даже бархатный бомбер, который смотрится очень современно, отсылает к детским воспоминаниям: “Он большой, круглый, выглядит как шарик. Это как зимой в детстве, когда на тебя надели пять свитеров, шубу, шапку и еще сзади за шарф держат”. Русские народные мотивы в ее одежде тоже есть: например, одно пальто было скроено на базе русской рубахи. А в одном из принтов есть мотивы русских изразцов: “Раньше мне казалось стыдным рисовать что-то похожее: ты что, придумать не можешь ничего? Но ты же все равно перерабатываешь, добавляешь свое”.

Принты Нина особенно любит — она же иллюстратор. У нее была мини-коллекция цветастых рубашек. Для одной из них девушка собрала и оцифровала гербарий: получился принт с листочками. “В Британке я была немножко инопланетянкой. Там обычно все лаконично, архитектурно. А мне хотелось делать смешное. Хотя я понимаю, что не все люди готовы это носить”. Нине пришлось отказаться от “безумных рубашек в стиле ретро” с большими бантами: оказалось, что для большинства ее знакомых это чересчур. “Совсем в “арт” я уходить не хочу, — говорит она. — Одежда — это предмет утилитарный”.

tass.ru

Нина — иллюстратор, и в ее одежде важны принты, которые она создает сама

Пока у Нины нет своего производства. Она работает дома, бок о бок (а точнее — спина к спине) с мужем-инженером, иногда прерываясь на йогу. Работ у Нины несколько: собственный бренд еще не приносит достаточного дохода, приходится брать заказы. Одежду она частично отшивает сама, частично — на местных фабриках. Иногда вещи из коллекций шьют на конкретного покупателя, подгоняя под его фигуру. “Хороший вариант: вещь хорошо сидит, точно продана, все довольны, — улыбается Нина. — А не так, что у меня весь шкаф забит, а денег нет”. Шоурума у нее тоже пока нет, все продажи — через соцсети и знакомых.

Сейчас Нина шьет на заказ свадебное платье — второе в своей жизни. А еще работает над принтами с котиками и шубами из натурального меха. “Каким я вижу русский стиль сегодня? — задумывается Нина. — Он меховой. Узорчатый. Теплый. Сказочный. Ироничный. С яркими сочными цветами”. Звучит как описание ее будущих коллекций.

Русская мода

Ещё один подход к определению русского дизайн-кода предложил Роман Ефремов, президент ассоциации недель моды.

Русский дизайн — это котёл, который очень много переварил внутри себя. Исторические наслоения приводят целый ряд экспертов в дизайне одежды и истории моды к мысли, что вообще никакого русского кода не существует. А всё, что у нас есть, уже когда-то было позаимствовано.

По большому счёту эти люди отрицают уникальность русской культуры и её взаимозависимость. В противовес этому мнению спикер подобрал 4 «русских» источника вдохновения ведущих западных модных домов.

«Русские сезоны» Дягилева

В начале 20 века русский балет произвёл фурор в Париже. Разработкой дизайна костюмов для постановок занимались Врубель, Бакст, Головин, Рерих. Эти люди смогли нарисовать тот русский образ, которым потом восхищалась вся Европа. Считается, что именно после «Русских сезонов» на Западе зародился интерес к стилю «а-ля рус», который не остывает уже более 100 лет. Также на процесс повлияла русская эмиграция, представители которой открывали свои модные дома.

Конструктивизм

Ещё один источник рефлексии — конструктивизм. В 1925 костюмы русских конструктивистов получили гран-при на Международной выставке современных декоративных и промышленных искусств за соблюдение национальных традиций и современность.

Народная культура

Сказки, гжель, хохлома, вологодское кружево, павлопосадские платки, русский народный костюм.

Мода подворотен (Гоша Рубчинский и ко)

Современные художники обозначили тренд, который хорошо воспринимается и тиражируется.

Красота — ценность, близкая людям во всём мире. Эталон вкуса Коко Шанель даже создала коллекцию 1924 года «Голубой экспресс» под впечатлением от сезонов Дягилева.

Наталья Хованская и Настя Вяз, бренд Tsar Bird

“Как здесь сложно с рукавами”, — говорю я, примеряя душегрею — что-то вроде жакета со сборками у талии. Рукава у нее “выпускают” руки чуть ниже локтей, но не заканчиваются, а свисают, как ленты. “Они только со стороны кажутся неудобными”, — говорит Настя Вяз. “К ним быстро привыкаешь, — добавляет Наталья Хованская. — Как будто у тебя слуга появился: сначала странно, а потом — словно так и надо”. В этой одежде действительно хочется выпрямить спину и оглядеться в поисках слуги. А потом сесть на тройку лошадей и поехать куда-нибудь есть блины с икрой.

tass.ru

Создание модели начинается с ткани — как объясняет Наталья, она диктует фасон 

Наталья — классическая русская красавица: светлые волосы, коса, прозрачные голубые глаза. Настя похожа на башкирку или японку: “Хотя в моем роду все до четвертого колена или русские, или с Украины. Я не знаю, почему я такая получилась!” А вместе они создают одежду из русских сказок.

Настя в детстве ходила в садик в желтой блузке, похожей на фрак. Ее мама шила, носила шляпы и смотрела с дочкой записи всех Недель высокой моды, которые только могла найти. Наталья в восемь лет сделала себе короткую зеленую юбку из маминого любимого платья (та, конечно, страшно ругалась) и позже продолжала шить, но выучилась на экономиста. Настя получила диплом физика, но работала стилистом. Их марка родилась, когда она стала подбирать одежду для Натальи. “Я поняла, что нет адекватного предложения для тех, кому идет русский стиль, — говорит она. — Это либо павловопосадские платки, либо платья за полмиллиона рублей. И мы стали придумывать одежду сами”. 

А потом в Лондоне и Париже к девушкам начали подходить и спрашивать, где такое можно купить. “Мы в шутку говорили, что у нас свой бренд, а люди стали просить контакты”, — рассказывает Наталья. Так и дошутились до того, что в 2017 году основали Tsar Bird.

Девушки хотели “осовременить” традиционную русскую одежду, сохранив ее идею. Поначалу, глядя на душегреи, меховые оплечья (похожи на объемные воротники) и косоворотки, не очень понятно, как и куда их можно носить. Но если померить, вопросов не останется. “Когда мы создавали оплечье, я думала: боже, что мы делаем? Да, оно выглядит сказочно, но насколько это будет практично? — вспоминает Наталья. — И вот я надеваю это оплечье. И вдруг понимаю, насколько оно мне нравится, насколько мне в нем комфортно. И первую неделю ношу его вообще не снимая”. Еще Наталья в холодное время года носит теплые шапки, похожие на русские кокошники: “Мы их специально сделали, потому что хотели выглядеть красиво и зимой, и летом”.

Сейчас Настя в основном занимается дизайном, а Наталья — организацией. Своего производства и шоурума у Tsar Bird пока нет — вещи отшивают на фабриках, а продают через интернет. Большинство покупателей — из России, но за рубежом тоже есть. Дело еще не приносит прибыли и даже не окупается, но, как говорит Наталья, по всем канонам так и должно быть. 

Создавая бренд, Наталья и Анастасия видели своими клиентками женщин, занимающихся домом и детьми. Но их одежда больше пришлась по вкусу активно работающим дамам, часто — со своим бизнесом. “Для них важно выглядеть красиво и ярко, но не тратить на это много времени, — объясняет Наталья. — А наши вещи самодостаточны, их ничем не надо дополнять. Ты надеваешь платье, туфли, поправляешь макияж — и через минуту готова к выходу в свет”. Клиенты-мужчины у Tsar Bird тоже есть — для них в основном шьют косоворотки.

tass.ru

В этой одежде трудно представить себя на работе или в метро. Но девушки объясняют: им хочется, чтобы их клиенты выглядели ярко каждый день

Делать что-то нестандартное всегда рискованно: можно не найти своих клиентов и прогореть. Но девушки уверены: уж если создавать, то создавать уникальное. “Шить юбки-карандаши и блузки бессмысленно, — говорит Наталья. — Это делают все”. Впрочем, юбка-карандаш и черная блузка у них в коллекции тоже есть. Эту блузку я сначала надеваю задом наперед. “Мы всегда говорим: если не знаешь, какой стороной надевать вещь, значит, она точно дизайнерская”, — смеется Наталья.

Некоторые вещи от Tsar Bird можно надеть только на выход. В некоторых вполне можно прийти на работу. Но ни одну не назовешь повседневной. “Мы считаем, что русский стиль — это роскошь. И нам хочется, чтобы эта роскошь была с нами всегда, — говорит она. — Мы хотим, чтобы женщины каждый день выглядели немного более ярко, чем мы привыкли”.

tass.ru

Душегрея — одна из любимых вещей Натальи

“В наших блузках и оплечьях чувствуешь себя царевной, — уверена Настя. — И когда ты проведешь так пару часов и наполучаешь комплиментов — потом без этого не сможешь”. “Чтобы носить нашу одежду, нужны кураж и смелость, — добавляет Наталья. — Наши покупатели созрели для такого стиля, они не стесняются, когда на них смотрят. Мы видим, что сейчас у русских возвращается потребность носить русское. И это здорово”.

ТАСС благодарит Центр моды и дизайна D3 (Всероссийский музей декоративно-прикладного и народного искусства) за помощь в подготовке материала

Над материалом работали

{{role.role}}: {{role.fio}}

В материале использованы фотографии Лизы Задорожной и Анны Колечкиной для Tsar Bird, а также из личного архива Светланы Левадной 

Русская красота

Так в чём заключается наша русская красота? Что мы вкладываем в это понятие? На этот вопрос помог ответить Александр Загорский, креативный директор BBDO Branding.

«Красиво то, что мы ценим», — говорит Александр.

russian_design_kod-_5_.jpg

Русскую жизнь писательница Светлана Алексиевич очень чётко охарактеризовала как «Слёзы и Розы». Это словосочетание достоверно передает русские ценности и представления о красивом. В 15–16 веке, когда зарождалась идея русского государства, соперничали две идеи: иосифлянства («розы») и нестяжателей («слёзы»).

Нестяжатели говорили о том, что Бог и вера — это индивидуальное. Человек должен заниматься собственным самосовершенствованием, идти в народ, помогать, жить, работать, ни у кого ничего не просить. Представители данного течения считали, что они вне политики. Политика никогда не была белой и пушистой, она всегда про силу, злость, пот, кровь, гелендвагены — про власть имущих.

Иосифляне же говорили, что хотят служить, хотят тащить обычных, глупых крестьян в церковь. Они считали, что простые люди ничего не понимают в Боге, в чём-то высоком, и надо их просвещать. Чтобы они пришли и были потрясены. Именно поэтому церковь должна быть красивая, яркая, богатая.

Тогда люди смогут принять в таком виде Бога. Поэтому иосифляне сформировали нарядную, пышную, эффектную концепцию, что давало возможность требовать больших вложений от князей.

В итоге поддержку со стороны власти получила вторая идея. Именно иосифляне сделали красоту атрибутом силы — очень понятная и ясная вещь. В 15 веке сила — это основной атрибут обогащения, потому что если ты богат (украшен золотом, на хорошем коне), значит, ты сильный, ведь смог как-то добыть это.

Концепция нестяжательства же — это эстетика нравственная, страдальческая, немного тоскливая. Она интериорна, то есть про внутреннее. Если оно каким-то способом вылезало наружу, обретало какую-то форму, то сразу перетекало в другой концепт: во что-то вульгарное, назойливое, китчевое. Ведь любой идеологии и концепции нужна внешняя форма. В нестяжательстве это не нашло своих визуальных атрибутов.

russian_design_kod-_2_.jpg

Такой исторический поворот привёл к формированию двух эстетических концепций:

  1. красота = признак силы, бесчестная власть;

  2. видимая красота = пустое, глупое, бесполезное, невозможное.

Всё звучит так себе: либо работаешь с китчем, либо с блеклостью повседневного.

Хочется придумать что-то другое, что можно поместить между «слезами и розами». Новая русская идея должна быть ценностью, которую ещё не опошлили. Поэтому самое правильное слово, которое должно стать воплощением русской красоты, по мнению Александра, это «проза».

«Мы, дизайнеры — чинители. Мы хотим менять всё вокруг в больших масштабах, но никто не готов менять мелочи вокруг себя. Идея прозы должна нас развернуть к быту».

Резюмируя, хочется сказать, что в большей степени русский код и дизайн — это не конкретные визуальные воплощения и техники, а уровни смыслов, идей, среды, языка, исторического контекста. Именно поэтому то, как будет выглядеть русская красота в 21 веке, зависит от тех, кто совмещает визуальное и смысловое воедино так, чтобы это было доступно массовой аудитории.

Источник фото на 2тизере: PUMA AYTΛΟ FILM. FREEDOM

Мнение редакции может не совпадать с мнением автора. Ваши статьи присылайте нам на 42@cossa.ru. А наши требования к ним — вот тут.

Рейтинг
( 1 оценка, среднее 5 из 5 )
Загрузка ...